Суркис: Фразу "динамовское сердце" не понимаю. А какое сердце должно быть? Португальское?

Игорь Суркис рассказал, почему сделал выбор главного тренера в пользу Алексея Михайличенко.

Президент киевского Динамо Игорь Суркис в интервью Профутболу рассказал, почему выбрал Алексея Михайличенко новым тренером, почему не выбрал Юрия Вернидуба и как относится к термину «динамовское сердце».

«У нас очень сильный конкурент – донецкий Шахтер. Эта команда хорошо укомплектована, с хорошими финансовыми возможностями и хорошей философией. У киевского Динамо таких финансовых возможностей нет. И это все знают, я это не скрываю.

Я с огромным уважением отношусь к Вернидубу. Он проделал огромную работу в той команде, где работал. И в той команде работать было значительно сложнее чем в киевском Динамо. Нет тех возможностей. Прежде всего, команда не имела своего дома, но она выступала на достаточно высоком уровне, и не было таких больших провалов.

Но мое решение было сделано по одной простой причине: Михайличенко был в курсе всего, что происходило в киевском Динамо. От него не было тайн. Он занимался трансферной политикой, он 4–5 раз в месяц выезжал в командировки, смотрел игры других команд, общался с Хацкевичем, видел тренировочный процесс, знает команду изнутри.

Сейчас середина сезона, мы переговорили с Михайличенко, он мне внушил, что мы – одна команда. Вот эту фразу «динамовское сердце» я вообще не понимаю. Что значит «динамовское сердце»? Ну, играл человек в Динамо, так какое у него должно быть сердце? Португальское или что?! Ну, Фонсека работал в Шахтере, три чемпионства, попал в Лигу чемпионов. Его вот так поманили – он побежал в Рому. Или тренер, который сегодня пришел в Шахтер. Он чего-то добивался? Тоже ничего не добивался.

Михайличенко находился в футболе, он самодостаточный человек. Его заслуги и титулы говорят уже о многом. Он больше чем тренировал, он видел процессы во многих клубах, куда он ездил и смотрел, как проходит тренировочный процесс. Михайличенко все время совершенствуется. У него в кабинете 4 монитора, которые одновременно показывали разный футбол. Он смотрел и просматривал футболистов. Это дает больше, чем стоять на поле. Это легенда, это символ. Мало того, это символ преданности клубу Динамо Киев, который никуда не бегал, который входил во все ситуации, который был с клубом в радостные моменты и наоборот. Я уверен, он сделает все возможное. Он будет работать 24 часа в сутки, чтобы возродить команду киевского Динамо», — отметил Суркис.